Russian (CIS)ҚазақшаEnglish (United Kingdom)
 
 
ИНСТИТУТ
АРХЕОЛОГИИ
им. А. Х. Маргулана
Адрес:
Алматы, ул. Шевченко 28, пр. Достык 44
Телефоны:
8 (727) 272 06 99 - приемная
 

Баннер

 

 

 

Главная Экспедиции

Археология – наука будущего

В числе важнейших стратегических задач, стоящих перед коллективом Павлодарского государственного педагогического института, – подготовка нового поколения учителей, способных ретранслировать в современную общеобразовательную школу всевозрастающий поток знаний, формировать у подрастающего поколения основы научного мировоззрения, что предполагает серьезную системную научно-исследовательскую работу преподавателей и студентов, активное сочетание научной и практической деятельности.

Для углубленной подготовки студентов, обучающихся по специальности «история», а также изучения и сохранения культурного наследия Павлодарского Прииртышья в 2005 году на базе ПГПИ был создан Научно-практический центр археолого-этнологических исследований. За прошедшие годы сотрудниками центра и студентами ПГПИ собран значительный археологический и историко-этнографический материал, отражающий различные этапы древней и средневековой истории Казахстана. Совместно с казахстанскими и зарубежными научными центрами успешно реализован ряд проектов в области археологии и этнологии.

В течение многих лет развивается плодотворное сотрудничество с Институтом археологии им. А. Маргулана. Одним из результатов совместной работы является создание Иртышской археолого-этнографической экспедиции. Здесь вместе с сотрудниками Института археологии им. А. Маргулана ведут исследования преподаватели и студенты ПГПИ, работники Павлодарского историко-краеведческого музея им. Г. Потанина. Среди наиболее интересных открытий – археологический комплекс «Калбасунская башня» в Майском районе Павлодарской области. До недавнего времени это был не только один из самых известных, но и самых загадочных памятников археологии степного Прииртышья. На протяжении нескольких столетий путешественники и исследователи воспринимали его как мечеть, калмыкский храм, древнюю крепость, башню и даже кимакский город. Но в ходе раскопок было достоверно установлено, что на самом деле руины сооружений на левом берегу Иртыша, упоминаемые в исторических источниках под названиями Кабал-Гасун (Гуа балгасун), Джалин-обо и Калбасунская башн

я, являются остатками мавзолеев периода Улуса Жоши и датируются XIV-XVI вв. н. э. Сохранившиеся рисунки одного из зданий, сделанные экспедицией Г. Миллера в 30-х годах XVIII в., и найденные в ходе раскопок артефакты позволяют реконструировать его как портально-купольный мавзолей-кумбез, конструктивно схожий с мавзолеем Абат-Байтак, Кесене и другими выдающимися памятниками степной архитектуры.

За годы исследований нашей экспедицией были пройдены тысячи километров разведочных маршрутов, открыты десятки новых памятников археологии. Среди них курганы ранних и средневековых кочевников, остатки поселений и городищ, наскальные рисунки и памятники монументальной скульптуры. Ежегодно участниками экспедиции проводятся раскопки архео­логических памятников, находящихся в аварийном состоянии или под угрозой разрушения. Среди наиболее ярких открытий можно назвать захоронение, изученное в 2013 году в предгорьях Тарбагатая и названное журналистами «Уржарской принцессой». Погребение, датируемое IV–III вв. до н. э., представляло собой гробницу представительницы кочевой знати. Внутри нее кроме прочих находок найдены остатки богато украшенного головного убора с золотой аппликацией. По форме он напоминает головной убор из могильника Иссык, принадлежащего сакам-тиграхауда.

Новые страницы в средневековой истории Прииртышья были открыты в ходе исследований на археологическом комплексе Аулиеколь. В результате раскопок удалось установить, что в начале XIV столетия на левобережье Иртыша, в месте впадения реки Оленты в озеро Аулиеколь, возникает ставка-орда правителей одного из восточных улусов Золотой Орды. Она представляла собой настоящий кочевой город орда-базар. Бурные события средневековья, а затем и движение ойратов в Прииртышье стерли из народной памяти информацию об этом памятнике. На месте, где когда-то кипела жизнь, археологи застали поросшие травой бугры – руины древних сооружений. В ходе исследований 2006–2012 годов, выполнявшихся в рамках Государственной программы «Культурное наследие», на Аулиеколе открыты остатки ремесленных мастерских, найдены следы древней ирригации, а на некрополе обнаружены развалины уникальных мавзолеев средневековой знати. Мавзолеи-кумбезы были возведены из обожженного кирпича, в плане имели прямоугольную форму и увенчивались куполами, покрытыми голубой глазурью. По своим параметрам эти надгробные памятники являются одними из крупнейших и не имеют аналогов на территории Сарыарки. Аналогии археологическим находкам указывают временные рамки их существования в пределах XIV–XV вв. Этнополитическая история Сарыарки в этот период связана с Ак-Ордой, ханством Абулхаира, Казахской и Ногайской ордами, в рамках которых формировались культура и этнос средневековых казахов. Строительство сложных культово-мемориальных сооружений, подобных мазарам Аулиеколя и Калбасунской башне, позволяет говорить о наличии образованных людей, обладавших специальными знаниями в области архитектуры, организации и производства строительных материалов. Это также подчеркивает и особую роль ислама в жизни средневековых кочевников, который кроме духовно-религиозной имел и образовательную функцию, способствовал распространению в степях Прииртышья письменности и знаний об окружающем мире.

В условиях отсутствия информативных письменных источников, целостно отражающих исторические процессы на севере и востоке Сарыарки в средневековье, археологические материалы Аулиеколя имеют важное значение для реконструкции исторического прошлого значительной территории нашей страны. По результатам многолетних исследований удалось приблизиться и к разгадке тайны кимакских городов. Согласно сведениям восточных авторов «Страна кимаков» была населена кочевниками-скотоводами и земледельцами. Во владениях кимаков существовали города, и часть из них располагалась в Прииртышье. По мнению востоковедов, столица государства – Имакия – могла находиться в среднем течении реки в пределах Павлодарской и Восточно-Казахстанской областей.

За прошедшие десятилетия казах­станскими исследователями в долине Иртыша были открыты и изучены десятки археологических памятников периода Кимакского каганата. Подавляющее большинство из них представлено могильниками и каменными изваяниями. Но ни одного города или крупного поселения так и не было обнаружено. В последние годы в ходе поисковых работ на территории Павлодарской и Восточно-Казах­станской областей исследован целый ряд не совсем обычных погребальных сооружений, которые представляют собой надмогильные конструкции в виде квадратных оград и платформ из сырцового кирпича. Погребальный обряд и сопроводительный инвентарь характерен для кимако-кыпчакского времени и представлен захоронением человека в сопровождении лошади. Наличие сырцовой архитектуры и строительные приемы, зафиксированные на этих памятниках, подтверждают высокий уровень развития строительного искусства в «Стране кимаков». Они позволяют локализовать на современной карте конкретные районы вероятного местонахождения городов и поселений Кимакского каганата.

Результаты исследований указывают на пойму р. Иртыш как наиболее вероятное местонахождение кимакских городов. Но, к сожалению, ее территория пока еще слабо изучена в археологическом отношении. Условия поиска и раскопок из-за особого гидрорежима, осадконакопления в почве и мощного растительного покрова достаточно специфичны. Здесь необходимо применять особую методику работы и высокотехнологичное оборудование. Необходимость перехода на новый технологический уровень диктует применение новейших достижений науки и техники. Для профессионального археолога привычны сложные геодезические приборы, металлодетекторы, фото- и видеотехника. Неудивительно, что в сравнении с классическими историками, для которых основными «орудиями производства» являются ручка и листок бумаги, а средой «научного обитания» – архивы и библиотеки, современный исследователь древностей выглядит не совсем обычно и очень мало похож на растиражированный кинематографом образ одержимого искателя сокровищ. Археолог львиную долю времени проводит в научных экспедициях, которые нередко проходят в весьма суровых условиях, в труднодоступной и малонаселенной местности. Главной движущей силой при этом выступает, конечно же, стремление к познанию, а не любовь к экстриму и жажда приключений. Наградой за тяжелый многодневный труд участников раскопок являются свидетельства ушедших эпох в виде фрагментов посуды, оружия, украшений, предметов быта.

С окончанием раскопок и возвращением в лабораторию начинается этап кропотливых камеральных работ. В этот период воссоздаются древние сосуды, проводятся лабораторные анализы, реконструируется обряд погребения, выясняется датировка и культурная принадлежность найденных предметов. От современного археолога требуются немалые знания в области информационных технологий, почвоведения, картографии, минералогии, анатомии, антропологии. Новые возможности перед исследователями открывает палеогенетика и другие междисциплинарные исследования.

В 2013 году ученые Павлодарского государственного педагогического института совместно с российскими коллегами приступили к реализации нового исследовательского проекта. Основная идея проекта – разработка инновационной технологии воздушного обследования археологических памятников и мониторинг состояния объектов историко-культурного наследия при помощи беспилотных летательных аппаратов. Уже первые попытки использования БПЛА в исследовательских целях дали интерес­ные результаты. На археологическом комплексе Аулиеколь найдены новые элементы ирригационной системы, остатки погребальных конструкций. Незаметные визуально при обычном пешем обследовании, поросшие травой руины древних сооружений прекрасно фиксировались с высоты птичьего полета. Полученные с помощью БПЛА стереофотоснимки легли в основу ортофотоплана и 3D-модели уникального археологического памятника. Возможности БПЛА очень важны для проведения воздушной разведки на малых и сверхмалых высотах и востребованы для поиска древних городов и некрополей как в долине Иртыша, так и в других районах Казахстана.

Археология является бесспорным лидером среди древа исторических наук. Она постоянно впитывает новейшие достижения человечества. Изучая прошлое, археологи, как и другие ученые, всегда устремлены в будущее. Они твердо знают, что из отдельных артефактов, добытых на пыльных раскопах, однажды сложится мозаика, и пред людьми предстанет ясная картина исторического процесса. Благодаря успехам казахстанской исторической науки горизонты истории нашего отечества в последние десятилетия были многократно увеличены. Как следствие возросли и требования к профессиональным качествам современного историка. С учетом того, что историческое прошлое Казахстана насчитывает не менее одного миллиона лет, а письменный период истории крайне незначителен и охватывает немногим более двух тысячелетий, нетрудно заметить, что именно на археологию приходится задача реконструкции большей части исторического прошлого.

Очевидно, именно специалистов в этой области должно быть много, и современный педагог-историк должен обладать глубокими знаниями в археологии. На деле ситуация с подготовкой историков пока что выглядит иначе. В сложившейся системе подготовки учителя истории курс лекций по археологии занимает незначительное место и преподается в течение одного семестра из восьми. Полевая практика, призванная дополнить теоретический курс практическими навыками работы студентов в археологической экспедиции, сократилась до нескольких дней и больше напоминает легкую экскурсию, нежели серьезную научно-исследовательскую работу. Лабораторный практикум, который должен завершать цикл подготовки молодого специалиста, вообще не предусмотрен.

В нашем вузе указанные недостатки учебных программ отчасти восполняются за счет привлечения студентов к выполнению научных тем в рамках камеральных и полевых работ. Студенчество составляет и основной костяк большинства археологических экспедиций. Археология привлекает молодых людей возможностью прикоснуться к неизведанному, увидеть воочию, а не по телевизору следы исчезнувших цивилизаций, почувствовать себя первооткрывателями древних культур. Примером для них служит научное творчество выдающихся земляков, уроженцев Павлодарской области, внесших вклад в развитие казахстанской археологии, – А. Маргулана, К. Акишева, Х. Алпысбаева.

Тимур СМАГУЛОВ, директор Научно-практического центра археолого-этнологических исследований ПГПИ

Материал взят с сайта kazpravda.kz

 
 
   
 
2018 © Институт археологии им. А. Х. Маргулана сайт разработан компанией Создание сайтов, разработка и сопровождение сайтов, продвижение, хостинг