Russian (CIS)ҚазақшаEnglish (United Kingdom)
 
 
ИНСТИТУТ
АРХЕОЛОГИИ
им. А. Х. Маргулана
Адрес:
Алматы, ул. Шевченко 28, пр. Достык 44
Телефоны:
8 (727) 272 06 99 - приемная
 

Баннер

ruhani-jangyru-logo

Главная Культурное наследие Продолжение археологических исследований на поселении Талдысай в 2008 г.

Продолжение археологических исследований на поселении Талдысай в 2008 г.

Курманкулов Ж., Ермолаева А.С., Ержанова А.Е., Калиева Ж.С., Искаков А,

Полевой сезон 2008 г. был продолжением исследований на поселении древних металлургов Талдысай. Среди исследованных конструкций, подвергшихся разрушительному воздействию реки, наиболее сохранившимися оказались два жилищно-производственных комплекса, выявленные в 200-е годы. Из них, западный жилищно-производственный комплекс /ЗЖПК/ к настоящему времени исследован полностью, в отличие от восточного /ВЖПК/, на котором работы продолжаются. Оба комплекса - западный и восточный - были устроены в котлованах, заглубленных в землю на 0,5 – 0,7 м и представляли собой полуземлянки каркасно-столбовой конструкции.  Жилища-мастерские обогревались за счет системы отопительных канавок, отходящих от тепловых агрегатов и, видимо, очагов. В восточном ЖПК выявлены несколько отопительных каналов: два дымохода проходили вдоль западного борта котлована, составляя обогревательную систему западной половины помещения, третий дымоход или фронтальный желобок  обогревал северную его половину.

По внутреннему устройству восточный ЖПК оказался значительно сложнее, чем западный.   К настоящему времени в нем выявлено 10 ям с прилегающими к ним наземными системами, из которых не менее пяти, имели отношение к металлургическому производству. Не менее сложной была  стратиграфическая ситуация, создавшаяся в результате производимых перестроек и перепланировок и последовательно поочередного функционирования ям, усложненная наличием двух жертвенных площадок – южной и северной, содержащих массовые жертвоприношения животных, орудий труда  и, возможно, людей, связанных с прекращением металлургического производства и оставлением жилища. Жертвоприношение, связанное с прекращением производственной деятельности на конкретном объекте, было выявлено в засыпке из бытовых отходов в восточной металлургической яме на глубине 115-130 см..

Прошедшие раскопки были сосредоточены внутри восточного ЖПК, в северной и восточной его половинах. В результате была завершена расчистка соединения западной и северной стен с обеих сторон, северной стены и внутреннего пространства вдоль нее, а также продолжены раскопки в восточной половине помещения за восточной металлургической ямой, где пока еще не удалось выявить восточную стену строения и, наконец, продолжены работы  в восточной металлургической яме.

Исследование восточной металлургической ямы, из-за сложности и объемности этого объекта, ведется в течение нескольких полевых сезонов. Завершено исследование жертвоприношения, представлявшего собой многослойное скопление в основном из разрубленных челюстей МРС, а также изделий из кости, керамики, камня. Скопление занимало срединное пространство ямы на глубине 115-130 см от уровня устья между глиняными наплывами с северной и южной сторон и нишу под южной стеной. С восточной стороны от скопления челюстей располагалась перемычка в виде глиняной полосы шириной 8-15 см, спускающаяся со стены в середину ямы, являвшаяся, возможно, остатками внутренней стены или перегородки. В скоплении с восточной стороны плиты кроме костей расчищены совок из лопатки КС и керамическая подставка, сделанная из дна сосуда, ниже – ребро КС. За скоплением найдено изделие из трубчатой кости в виде проколки и керамическая лопаточка.

На этом уровне яма со всех сторон имела мощные глиняные наплывы, оставляющие лишь небольшое пространство в срединной части. Для исследования наплывов и выяснения их структуры под северной стеной ямы был сделан поперечный разрез, который показал, что наплыв представляет собой осевшее глиняное перекрытие или купол, под которым отмечено горелое заполнение и закопченная стена ямы. Перекрытие в виде выпукло-изогнутой глиняной полосы опускается от стены в середину ямы, под ним отмечается сложное по составу горелое заполнение из разных слоев - коричневого прогоревшего и белесого зольно-пепельного с красноватыми оттенками. Сердцевина заполнения состояла из сплошного угольного слоя с белесыми зольными прослоями. Таким образом, проделанный разрез–траншейка показал наличие перекрытия в яме, соединенного со стеной  на глубине 90-95 см, под которым зафиксированы следы большого огня, что предполагает использование нижней части ямы в качестве огневой камеры. Наличие остатков огневой камеры в совокупности с дымоходом, исследованным ранее, позволяет интерпретировать восточную яму как тепловой агрегат.

На основе накопленных к настоящему времени материалов по исследованным ямам можно сделать некоторые выводы, а именно: 1.На поселении часть ям, имевших дымоход и следы большого огня на дне под осевшим глиняным перекрытием, можно идентифицировать с тепловыми агрегатами. 2. Эти ямы были, видимо, 2-х камерными, разделенными комбинированным каменно-глиняным перекрытием, которое всегда располагалось ниже устья ямы на 50-70 см и даже 90-95 см. 3. Глиняная часть перекрытия, по-видимому, крепилась на деревянном каркасе, отделенном от огня толстой глиняной обмазкой. Косвенным подтверждением этого являются отверстия, соответствующие диаметру деревянных палок, зафиксированные в глиняных слоях перекрытия и в верхней части стен некоторых ям, а в одном случае по всей длине вертикального отверстия в глине сохранилась обугленная палка /жердь/. Дальнейшие раскопки, возможно, представят новые неопровержимые доказательства для вышеизложенных фактов.

Следующим объектом работ были раскопки в северо-западном секторе помещения и северо-западного угла стены. Завершены раскопки северного отрезка западной стены и западной ямы под ней. Необычной щелевидной форма была западная яма, у которой восточная плоская стена  плавно понижается к западу; западная же сторона ямы  уходит под западный борт котлована и имеет с ним общую стену.

Северо-западный угол представлял собой четко оформленное соединение северной и западной стен общей шириной около 240 см. В этом месте с внешней стороны стена, высотой около 70 см, имела к западу плавное понижение общей длиной около 160 см и ступенчатое понижение к северу. Заполнение стены по верху состояло из плотной  зольно-супесчано-суглинистой подсыпки, являющейся, видимо, утеплителем стены. Общая ширина стены здесь была 220-230 см, высота – 65-75 см.

В северо-западном секторе помещения возле угла расчищена яма, предположительно колодец, на глубину 70-75 см от уровня устья, имеющая прямоугольную форму с закругленными углами. Заполнение ямы отличается сложным составом: камни и плиты в верхней части, глиняный наплыв и щебнистый натек, земля с культурными остатками и в том числе костяные изделия и фрагменты керамики. 

Северная стена, поворачивающая к северо- востоку, плавно понижается и постепенно делается плоской, а на повороте к юго-востоку почти исчезает. Возможно, что этот отрезок северной стены был снивелирован после расширения помещения к северу, что подтверждается наличием остатков элементов конструкций – углублений, ямок, желобков. Но, может иметь место и второе предположение, что это остатки внутренней перегородки.

Таким образом, археологические исследования проводились на объектах, относящихся к первой начальной фазе заселения поселения, связанной с населением, специализирующимся в металлургическом производстве. Археологическими исследованиями выявлены две фазы заселения поселения, из которых первая, начальная фаза, связана с населением, специализирующимся в металлургическом производстве.  Археологически этот период представлен общим серым слоем с разными оттенками и мощностью на разных участках поселения, в котором выявлены жилищно-производственные комплексы с остатками металлургического производства в виде ям разных размеров и глубины, очагов, луночек, ямок, дымоходов, отопительных канавок  и т.д. Со вторым периодом, связанным с населением со скотоводческой направленностью хозяйства, более уверенно синхронизируются остатки жилищ с каменным  основанием, перекрывающих  серый металлургический слой. Планировка жилищ на поселении,  архитектура внутреннего и внешнего их устройства зависели как от общего уровня хозяйственного развития населения, так и от специализации жителей поселка в металлургии и скотоводстве, а также от природно-климатических условий региона.

За последние годы исследования накопился огромный керамический материал в основном во фрагментированном виде, редко встречаются целые сосуды. Для технологического и археологического исследований были отобраны образцы, представленные в основном тремя типами керамики - алакульской, федоровской и алексеевско-саргаринской. Единичными экземплярами представлена донгальская посуда и в том числе с жемчужинами. Донгальский тип керамики, время бытования которого определяется периодом перехода от бронзы к раннему железу 1, по всей вероятности, связан со скотоводческой фазой заселения поселения.

По результатам технологического анализа, в соответствии с методикой А.А. Бобринского2 определился технико-технологический цикл изготовления сосудов. Во всех изделиях формовочная масса изготавливалась по трем рецептам: 1) глина + дресва гранитная + шамот + органика.  2) глина + органика + шамот. 3) глина + дресва гранитная + органика. Можно сказать, что керамические изделия по составу сырья и формовочной массе практически не имеют резких отличий. Большая часть изделий обожжена при температуре 700°-800°. 

Определение функционального назначения каменных орудий осуществлялось на основе анализа морфологических признаков, методами аналогии и трасологии, в результате которых они были разделены на два класса:

I. - орудия горно-металлургического и металлообрабатывающего производств;

II. – орудия домашних производств и сферы быта.

По горному делу имеется хороший комплекс каменных орудий, представляющих технологию изготовления всех типов, начиная с орудий для добычи руды, таких как кайла, молоты, молотки, развертки со следами износа. По результатам исследований можно сказать, что обогащение руды производилось тут же на поселении с использованием пестов и отбойников для разбивки и размельчения руды. Среди материала имеется множество камней со следами температурного воздействия, которые, вероятно, служили элементами для конструкции медеплавильных печей.

Обработка металла производилась на подставках-наковальнях с помощью молотков для ковки, лощил, многочисленных абразивных плит. Окончательная доводка и заточка орудий производилось с помощью оселков. Таким образом, по материалам поселения мы можем последить практически полный цикл обработки металла, начиная от добычи руды до окончательного изготовления металлических изделий.  

Класс орудий домашних производств представлен немногочисленными изделиями: пряслицами, лощилами по мягкому материалу и терками- ступками.Помимо керамики к гончарному производству относятся и каменные орудия для растирания глины, краски, шамота - терочники и пестики, что предполагает изготовление керамической посуды на поселении с помощью этих орудий. Здесь же на поселении изготавливались и костяные изделия с помощью орудий, позволяющих производить распиловку костей, шлифование и окончательную доводку изделий. О развитом кожевенном производстве свидетельствует соответствующий набор орудий. Причем жителями поселка использовались не просто обработанные шкуры, но и кожа  высокой технологии обработки, на что указывают лощила, из которой производились все возможные кожаные изделия.

Изделия из камня среди категорий инвентаря поселений бронзового века занимают второе место по численности после керамики. Информативность этой группы источников особенно возросла после широкого распространения в археологической практике трасологии и методики исследования орудий по следам их использования3.

Частыми находками на поселении являются архаичные изделия из камня, происхождение которых, вероятно, связано с раннебронзовым периодом и предшествующей бронзе эпохой камня. Одним из таких изделий является находка утюжка /выпрямитель для древков стрел, гладилка/  на полу жилища-мастерской, ценность которого усиливается оригинальным зооморфным изображением. Изготовлен из черного  глинисто-хлоритового сланца тонко-зернистой структуры, однородной массивной текстуры, легко поддающейся тонкой обработке. Шлифованный утюжок вторично использовался металлургами для правки металлических изделий.

 

Использованные источники:

1.                Ломан В.Г. Донгальский тип керамики // Вопросы периодизации археологических памятников Центрального и Северного Казахстана. Караганда. 1987. С. 128. 

2.                 Бобринский А.А. Гончарство Восточной Европы. Источники и методы изучения. Москва. 1978.

3.                Зайков В.В., Зданович С.Я. Каменные изделия и минерально-сырьевая база каменной индустрии Аркаима.// Археологический источник и моделирование древних технологий. Челябинск 2000, с. 73

 

 

 

 
 
   
 
2019 © Институт археологии им. А. Х. Маргулана сайт разработан компанией Создание сайтов, разработка и сопровождение сайтов, продвижение, хостинг