Russian (CIS)ҚазақшаEnglish (United Kingdom)
 
 
ИНСТИТУТ
АРХЕОЛОГИИ
им. А. Х. Маргулана
Адрес:
Алматы, ул. Шевченко 28, пр. Достык 44
Телефоны:
8 (727) 272 06 99 - приемная
 

Баннер

ruhani-jangyru-logo

Главная Культурное наследие Некоторые результаты исследования городища Бозок

Некоторые результаты исследования городища Бозок

М.К. Хабдулина, Л.А. Орлова

2009 год – это одиннадцатый полевой сезон раскопок городища Бозок. За это время на памятнике вскрыто более 8 тысяч кв.м. Постепенно накапливался материал, позволяющий определить общие временные рамки функционирования памятника и обозначить его статус в разные периоды истории городища. После первых лет раскопок К.А. Акишевым было высказано мнение, что городище возникает как ставка-резиденция кипчакского султана, призванная обеспечить контроль над одним из важных узлов караванных маршрутов Степного Шелкового пути. Было высказано предположение, что городище появилось в раннем средневековье (VII-VIII вв.). Эти предположения были основаны на планировке оборонительных укреплений, семантике планиграфии, данных относительной стратиграфии.
В 2009 г. были сделаны находки, датирующие нижний горизонт городища Бозок раннесредневековым временем. Во рву восточного квартала на глубине 2,5 м расчищена передняя половина скелета лошади. На черепе лошади обнаружены две пары железных удил и один роговой псалий. Удила аккуратно положены друг на друга, псалий лежал сверху. Предметы конской узды  определяют дату в рамках VII-VIII вв.
Раскоп 2009 г. захватил участки разрушенного вала вдоль северной стороны восточного квартала и проход, ведущий с севера внутрь квартала. Общая площадь раскопа 380 кв.м. Было исследовано место стыка валов северного и восточного кварталов и конструкция входа. До раскопок проход фиксировался как перемычка во рву шириной 0,5 м. На уровне материка ширина прохода 0,75 м. По мере углубления вход расширился до 1,5 м. Во рву с восточной стороны от входа и было обнаружено ритуальное захоронение лошади. К сожалению, во всех разрезах с глубины 2,3 м начинают выступать грунтовые воды. Это связано с современной застройкой левого берега Ишима, осушением болот и возведением современных высотных зданий с глубокими котлованами фундаментов. Находка ритуального захоронения лошади и сохранность костяного псалия и железных удил свидетельствуют, что они пребывали  в относительном сухом грунте, иначе совсем бы распались. Следовательно, мы можем оценивать этот комплекс как жертвенный, специально закопанный у входа при строительстве рва и вала. Подобные случаи – частое явление в практике населения степной зоны с глубокой древности. Их можно трактовать как строительные жертвы. В данном случае важно, что вместе со скелетом лошади обнаружены предметы узды (см. фото 1).
Псалий стержневидный, роговой, двудырчатый длиной 12,2 см. Стержень псалия в поперечном сечении – круглый, диаметром 2 см. Псалий слегка изогнутой формы изготовлен из роговой спицы косули. Кончик рога отсечен. В основании рога сохранена розетка. Выступающий край розетки спилен с одной стороны и поверхность псалия уплощена в этом месте. Естественная поверхность рога сохранена только под розеткой, остальная часть подтесана и заглажена. Отверстия овальной формы 1,5х1,0 см. Расстояние между центрами отверстий 3,5 см.
Роговые стержневидные псалии известны с эпохи раннего железа и  применялись до IX-Х вв. Аналогичный псалий найден в Туве, в могильнике Кокэль, курган 23, датированном VI-VII вв., на Алтае в могильнике Кудыргэ.
Верхние удила железные двусоставные однокольчатые, длиной 23 см. Грызла удил круглые в сечении имеют длину около 6-7 см. Звенья удил заканчиваются кольцами миндалевидной формы 4,2х3,5 см. На одном из звеньев удил сверху прикипело (?) железное кольцо диаметром 3 см. Соотношение его с удилами – непонятно.
Нижние удила двусоставные однокольчатые, длина каждого звена 11,5 см. Грызла удил круглые в сечении. Конструкция удил непонятна. На каждом звене фиксируется железное кольцо диаметром 2,6 см. Кольца прикипели сверху (или специально приклепаны?) на стержень грызла. Они находятся примерно на одинаковом расстоянии (5,5; 6,0 см) от центральных колец удил. Назначение их непонятно. Они словно выполняют роль упоров. Если для одного звена можно предположить соединение этого кольца с кольцом псалия, то на втором звене расстояние между ними 2 см. Полностью сохранилось одно кольцо псалия диаметром 4 см.
Удила однокольчатые с роговыми двудырчатыми псалиями относятся к удилам катандинского типа VII-VIII вв.   В сводке древнетюркских комплексов они выделены Г.В. Кубаревым в тип 3.
Получено еще одно подтверждение строительства оборонительных укреплений городища Бозок в раннесредневековую эпоху. На городище сделаны стратиграфические разрезы валов, под которыми были отобраны образцы погребенных почв. Радиоуглеродное датирование гуминовых кислот погребенной почвы, сделанное в Лаборатории геологии и палеоклиматологии кайнозоя Института геологии и минералогии Сибирского отделения РАН, позволило получить дату 1500 ±50 л.н.  (СОАН - 7680). Калибровка даты дала временной промежуток между 503 и 644 гг.н.э. (95,4% вероятности). Эта дата отражает время формирования диагностирующих признаков гумуса, дальнейшее генетическое развитие которых было прервано консервацией этих почвенных горизонтов. Т.к., погребенная почва является «открыто-закрытой системой», то радиоуглеродные даты, полученные по гуминовым кислотам гумуса почвы, принято интерпретировать как минимальный возраст погребения почв. Поэтому время начала строительства валов городища следует отнести ко времени на 50-100 лет позже относительно радиоуглеродной даты, т.е. к YII- YIII вв.
Таким образом, полученные факты позволяют отнести время появления городища Бозок к древнетюркской эпохе. Раскопки последних лет городища Бозок открывают еще одну грань функционального назначения памятника. С  самого начала городище являлось культовым центром древних тюрков Нура-Ишимского междуречья. Свидетельства этого получены при анализе строений нижнего строительного горизонта северного квартала и стратиграфии рва и вала.
Самой  древней частью памятника являются три центральные площадки, обнесенные рвом и валом. Наиболее полно исследована внутренняя поверхность северного квартала, культурный слой которого состоит из двух строительных горизонтов. Конструкции нижнего горизонта представлены круглой канавкой диаметром 7 м, в центре ее была открыта могильная яма с ритуальным захоронением человека с отрубленными и перемещенными кистями рук. Через весь квартал в широтном направлении вкопаны две линии столбов. В юго-восточном углу была зафиксирована канавка дуговидной формы.
Очертания круглой канавки обведены нерегулярным рядом столбовых ямок, в некоторых из них сохранилось дерево. Канавка шириной 1,0 м с учетом столбовых ямок трактуется нами как основание юрты. В северо-восточном секторе фиксируется разрыв очертаний канавки, возможно, вход. В 2 м от места разрыва расчищен мощный столб, вкопанный на 0,5 м и неоднократно подвергавшийся ремонту – рядом дополнительно вкопаны еще четыре мелких столбиков. Данный столб, возможно, был основанием антропоморфной стелы.
Типологическая идентификация. Рвы, валы, проходы были построены изначально и связаны с конструкциями нижнего горизонта северного квартала. Функционирование городища в этот период можно рассматривать как небольшую ставку-резиденцию, совмещающую функции жилого и сакрального центра. Конструкция вала и рва вызывают сомнение в выполнении ими функций защиты.  Небольшие по размерам площадки кварталов окружены глубоким рвом и стоящим за ним валом. Поверхность кварталов дополнительно углублена до плотного материкового грунта, края площадки по всему периметру наклонно стесаны в сторону рва, так что внутренняя стенка рва на 0,5 м ниже внешней, при такой ситуации трудно представить возможности обороны. Площадки кварталов оказывались как бы «утоплены» внутри вала.
Более обоснованной выглядит трактовка их как территорий закрытых для массового обитания. Конструкции нижнего строительного горизонта северного квартала могут свидетельствовать в пользу использования его как сакральной площадки, места проведения каких-то обрядов. Возможно, стоявшая здесь юрта была обитаема. То, что в центре ее обнаружено погребение человека в скорченном положении и с отрубленными кистями рук, дает дополнительный аргумент в пользу культовой окраски назначения трех кварталов. Культовые погребения в домах общинного пользования известны на славянских городищах IX-Х вв. Погребение человека с частичными останками коня обнаружено в центре городища Иски Казань. Погребение в скорченном положении на правом боку, головой на ССВ. Из вещей только пряслице черного цвета. Автор раскопок затрудняется связать погребение с определенным слоем городища, считает его кочевническим и относит к кипчакскому этносу.
Аналогии юртообразным строениям культового характера фиксируются на двух полюсах евразийской степи. На территории Тувы в 1959 г Л.Р. Кызласовым был раскопан поминальный храм в урочище Сарыг-Булун. Поминальный комплекс Сарыг-Булун представлял собой четырехугольную площадку, окруженную валом и внутренним рвом. Размеры вала 36х29 м. С запада внутренняя насыпь имела выступ, на поверхности которого были раскопаны остатки деревянного «храма»  в виде восьмиугольной юрты. Автор раскопок, Л.Р. Кызласов считает, что юрта-святилище предназначалась для поминальных обрядов. В центре его найдены разрозненные предметы и кувшин среднеазиатского облика.
На западе евразийских степей вычленяется группа памятников «перещепинско-вознесенского типа», планировочная композиция и структура которых находит аналогии в поминальных храмах каганов Восточнотюркского каганата. Памятники датируются по вещам концом VII-VIII вв. Функциональное назначение их до конца не выяснено. Поэтому их называют то городищами, то погребально-поминальными комплексами. На территории Вознесенки открыто выложенное камнем кольцо диаметром около 10 м. Рядом с ним две ямы, забитые десятками предметов вооружения, конской узды, пережженными костями лошади. Комплекс вещей датирует памятник первой половиной VIII в.

Архитектура поминальных храмов Нижнего Днепра, особенно Вознесенки, имеет аналогии в Сарыг-Булуне и Бозоке. Приведенные аналогии архитектуре юртообразного жилища подтверждают появление  городища Бозок в древнетюркскую эпоху VII-VIII вв. и позволяют трактовать его не только как жилой, но и культовый объект. Городище Бозок отражает первоначальный этап освоения тюркоязычными кочевниками евразийского пространства. Следует отметить, что их первые ставки-резиденции на новых землях совмещали функции жилого и сакрального центров.

 
 
   
 
2019 © Институт археологии им. А. Х. Маргулана сайт разработан компанией Создание сайтов, разработка и сопровождение сайтов, продвижение, хостинг